, , :
  • Краснодар
    13° - 15°
  • Сочи
    17° - 19°
  • Адлер
    17° - 19°
USD ЦБ 65.1 EUR ЦБ 72.95

Валерий Устюгов: «Не нужно лить бензин на тлеющие угли региональной политики»

НИА-Калининград

IMG 8756Валерий Николаевич Устюгов – спикер Калининградской областной Думы 1-го и 2-го созывов, представитель Северо-Западной парламентской ассоциации России, представитель Федерального Собрания РФ в парламентской Ассамблее Совета Европы, представитель России в постоянном комитете Парламентской Ассамблеи государств Балтийского моря, член президиума Союза законодателей России - 12 лет не давал ни одного интервью.

 

   Сложив по собственному желанию в 2002 году полномочия члена Совета Федерации, этот известнейший в стране и далеко за ее пределами человек совершенно исчез с общественно-политического горизонта. Почему? На этот и некоторые другие вопросы Валерий Николаевич рассказал в эксклюзивном интервью журналисту «НИА-Калининград».

Стать депутатом меня заставил Шипов

   - Валерий Николаевич, в этом году исполняется 20 лет Калининградской областной Думе. Вы были председателем двух первых созывов. Какие воспоминания остались о работе в законодательном органе власти?

   - Двадцать лет, говорите, уже прошло? Странно, а я помню все до последней мелочи, словно это было вчера.- После минутной паузы.- Я расскажу о том, чего никто не знает, а общеизвестные факты потом сами из архива возьмете.

   Была пятница, конец рабочего дня. Я тогда работал главой администрации Балтийского района. Сижу, планирую выходные, которые в основном проводил с семьей на даче в обществе «Мечта».  Вдруг телефонный звонок. Звонит мэр Калининграда Виталий Шипов и приказывает срочно прибыть к нему в кабинет.

   Когда я вошел в кабинет к Виталию Валентиновичу, там уже была глава Ленинградского района Данута Смирнова. Я у нее молча, кивком головы, спросил, типа, в чем дело, но она только пожала плечами.

   Шипов не стал тянуть кота за интимные подробности, и тоном, нетерпящим возражения, сделал нам предложение, отказаться от которого мы не имели права. Нам предлагалось срочно начать избирательные кампании и выдвигать свои кандидатуры  в депутаты областной Думы 1-го созыва.

   - Мне нужно утвердить достойный бюджет города, а без своих людей в Думе это сделать будет невозможно,- подвел итог короткого, но весьма емкого разговора мэр.

   Вот так меня заставили стать депутатом. Откровенно говоря, большого желания работать в Думе не было. Но дальнейшие события, связанные с выбором председателя, вдруг захлестнули и понесли. Да так понесли, что потом лет десять не мог остановиться.

Два юриста и Семенов

   - Надо полагать, эти события, действительно, были интригующими, если вас так долго носило?

   - Чтобы это понять, нужно быть хотя бы чуточку политиком. Я в то время политиком не был. Прокурором был, главой администрации работал, а вот политиком - нет.

   А тем временем среди избравшихся депутатов образовалось два клана. В одном, помимо своей воли, оказался я, в другом – Юрий Николаевич Семенов. Мои сторонники пророчили кресло спикера мне, другая сторона – Семенову. И тут выяснилось, что среди депутатов регионального законодательного органа власти всего два юриста. За моими плечами юридический факультет и многолетняя прокурорская практика, за плечами Владимира Анатольевича Никитина, кроме юрфака, почти 20 лет адвокатской работы.

   Парадокс, но факты вещь упрямая. Иными словами, создавать законы, а писать их предстояло с чистого листа, должны были люди совершенно не имеющие понятия, что это такое. Ситуация была тупиковая. Почти месяц меня уговаривали возглавить Думу, и я согласился. Семенов стал моим замом.

   - Как потом складывались ваши взаимоотношения с Семеновым и его сторонниками?

   - Дума была непростая, но я с большим уважением отношусь к первым ее депутатам. Например, к Юрию Николаевичу Семенову. Без его участия многие законы бы не состоялись. Скажу больше, без него не было бы, наверное, и закона об Особой экономической зоне в Калининградской области.

IMG 8758  Я не был готов к работе с Москвой. Вчерашний глава районной администрации, имеющий за плечами только опыт прокурорской работы, не имел, скажем так, заходов ни в Государственную Думу, ни в администрацию президента, ни даже в Совет Федерации. А Семенов был там своим человеком. Поэтому, повторюсь, у нас никогда бы не было закона по Калининградской области, если бы ни он. Потому что субъектами законодательной инициативы по этому законопроекту выступали 10 депутатов Госдумы из фракции КПРФ, плюс Калининградская областная Дума и в последний день, когда стало ясно, что закон пойдет в первом чтении, свою подпись, в качестве субъекта законодательной инициативы, поставил глава администрации области Юрий Маточкин, как член Совета Федерации.

У победы много героев

   - Вы говорите несколько странные вещи. Есть твердое мнение, что закон Об особой экономической зоне в Калининградской области «продавил» именно глава администрации Юрий Маточкин.

   - У победы, как известно, много героев.           Я вам сейчас расскажу, как это все было. Для начала посмотрите в архивах, есть ли документ с названием «О суверенитете Российской Федерации на территории Калининградской области»? Возможно, вы найдете какие-то упоминания об этом законопроекте, самого же документа нет. Да его и быть не может, так как это первое полное название будущего закона об Особой экономической зоне.       

   Вариантов закона было четыре. Потом уже у этого документа появились и отцы, и матери, и соавторы. Фактически же в разработке и продвижении закона принимали участие всего пять человек. От администрации области работали Юрий Беденко и Гарий Чмыхов. Это они с полными чемоданами подарков курсировали между Москвой и Калининградом.

   Я и Семенов работали над законом от Думы. Владимир Петрович Никитин, став депутатом Государственной Думы, также принимал активное участие в продвижении законопроекта. А автором этого закона является Адриан Георгиевич Пузановский, депутат Госдумы, профессор, экономист.

   Но не все было так гладко, как я рассказываю. Нас вначале вел комитет Госдумы по делам региональной политики, но комитет был коррумпированный. Один из членов комитета потребовал, чтобы ему построили дом в Калининграде, тогда он будет заниматься законом. Я по-прокурорски послал его, и мы с Семеновым пошли к тогдашнему председателю Ивану Петровичу Рыбкину. И добились, чтобы наш закон передали в комитет по экономической политики, который тогда возглавлял Глазьев нынешний академик. Хотя он был беспартийным, но работал во фракции КПРФ. Он нам дал Пузановского. Собралась небольшая команда и буквально за месяц был написан 4-й вариант закона. Это и был тот самый вариант закона об Особой экономической зоне в Калининградской области.

Горбенко во власть прошел огородами

   - Говорят, что вы, вкусив законодательной власти, хотели попробовать себя и в роли губернатора Калининградской области.

   - Чушь собачья. Быть губернатором я никогда не хотел. Но, к сожалению, так думали и Юрий Маточкин, и его идеологический наставник Соломон Гинзбург. Хотя, не буду скрывать, такие предложения мне поступали.

    Здесь нужно вернуться чуточку назад и рассказать вот о чем. После того, как был принят закон об Особой экономической зоне, мы прославились на всю Россию. Калининградская областная Дума стала законодателем мод. Вот тогда меня и выбрали председателем Северо-Западной парламентской ассоциации и три раза переизбирали на этот пост. Потому что центр находился не в Питере и не Москве, а в Калининграде. Мы первыми начали делать модельное законодательство для регионов, чтобы это лоскутное одеяло превратить в одноцветное полотно. Ведь все занимались законодательством сами по себе. И, конечно, мы тогда очень авторитетно выглядели в России. Следовательно, был очень высок и мой личный авторитет. И меня стали толкать на губернаторские выборы.

  Я Юрию Маточкину откровенно сказал, что не собираюсь быть губернатором, и на выборы не пойду. Но он мне не поверил и стал слишком много внимания уделять борьбе со мной. Выборы в Думу и губернаторские совместили только для того, чтобы меня поставить перед выбором: куда избираться? И боролись со мной по-настоящему, а прозевали Леонида Петровича Горбенко, который левым краем огородами с помощью Сергея Шахрая, у которого были очень плохие отношения с Маточкиным, с помощью администрации президента прорвался в губернаторы.

   Наверное, Соломон Гинзбург до сих пор себе не может простить такой прохлоп.

Работать с фальшивыми политиками и продажными чиновниками не хочу

   - Валерий Николаевич, главный вопрос: почему вы по собственному желанию сложили с себя полномочия члена Совета федерации?

   - Потому что остро встал вопрос о транзите. Тогда высказывались самые бредовые идеи, вплоть до рытья тоннеля под Литвой. Глупость, конечно, несусветная. Проблему нужно было решать глобально.

   Сейчас наши руководители обижаются на Евросоюз за то, что он не вводит безвизовый режим. Зачем обижаться? Я это предлагал 15 лет назад. Предложение было простым и вполне реальным - открыть Калининград на Европу. А со стороны России его чуть-чуть прикрыть. Не делать его проходным двором. Вот если бы тогда этому ручейку открыли дорогу, тогда сегодня бы калининградцы не имели тех проблем, которые имеют. Но губернатор от меня открестился, как от зачумленного, Москва нерешительно замялась и все, поезд ушел.

   Я тогда мог серьезно повлиять на решение этого вопроса, так как был представителем Совета Федерации в парламентской ассамблеи Совета Европы, я возглавлял Северо-Западную парламентскую ассоциацию, куда табунами ездили депутаты из Европы разных уровней. Я возглавлял комитет парламентской конференции государств Балтийского моря. Я был депутатом и председателем комиссии в парламентском собрании Союза Россия-Белоруссия. У меня были определенные договоренности с парламентариями разных стран о поддержке этой идеи. Кроме того, в Совете Федерации я создал специальную комиссию о взаимодействии с европейским Союзом по проблемам Калининградской области. В нее вошли председатели всех комитетов Совета Федерации. И готовы были работать. Когда эта моя идея не прошла, я написал заявление и сложил с себя полномочия члена Совета Федерации и ушел из политики, чтобы больше никогда не работать ни с фальшивыми политиками, ни с продажными чиновниками.

Обида Устюгова

   - Вернемся к юбилею. Как уже говорилось выше, этой весной исполнится 20 лет Калининградской областной Думе. Чтобы вы хотели пожелать сегодняшним депутатам?

   - Я им хочу пожелать того же, что они желали мне все последние 12 лет.

   - Конкретнее, пожалуйста.

   - Ничего я им желать не буду. Они меня за все это время ни разу не поздравили ни с днем рождения, ни разу не прислали даже открытку к Новому году.- После продолжительной паузы.- Впрочем, двум депутатам нынешнего созыва я с удовольствием пожал бы руку. Во-первых, это Юрий Николаевич Семенов. Он, не смотря на годы, как был боец, так им и остался. Когда я был председателем, то всегда знал, ели в чем-то, как Акелла на охоте, промахнусь, он тут же озвучит мой промах и не позволит совершиться ошибке.

   Еще я уважаю Соломона Гинзбурга за то, что у него есть позиция. Сколько его помню, он всегда был ярым демократом, им он и остался. Все остальные из-за конъектурных соображений перелезли в единороссы. И это не вызывает никакого уважения.

   - А вы к какой партии принадлежите?

   - Я остался беспартийным. Когда вопрос встал с созданием партии «Единая Россия», запустили список по Совету Федерации. Ходил человек из администрации президента. Первым в этом списке стоял Беспалов, а вторым значился я. Спросил, под кого вы меня подкладываете? За кого я потом должен буду поднимать руку? Тогда как раз решался вопрос об избрании нового председателя Совета Федерации. Председателем стал Миронов.

   Перед тем как Миронова избрать, меня с ним на 10 дней отправили в Китай, чтобы я его уговорил. А потом меня аккуратненько кинули. Ну, у меня никого из родственников генералов нет, во внешней разведке также никто не работает. Да и в администрации президента со мной водку никто не пил.

   - Я смотрю, у вас собраны огромные архивы. Почему бы вам не написать книгу о событиях тех лет?

   - В силу своего характера я привык называть белое белым, а черное черным. Если написать и издать книгу, то это будет равносильно тому, что в лениво тлеющий очаг нашей региональной политики плеснуть ведро бензина. От вспыхнувшего пожара кого-то накроет инфаркт, а кого-то кондрашка схватит. Они же думают, что уже все забыто, а я помню. И документы соответствующие у меня есть. Но я не хочу в этом участвовать. Пусть Бог сам решит, кому и когда уходить.

   Написание и издание такой книги будет означать мое возвращение в политику. Я не хочу возвращаться.

   - Чем хочет заниматься бывший спикер регионального парламента и член Совета Федерации Устюгов?

   - Весна не за горами. Пора землю удобрять, готовить семена к посеву. В этом я нахожу умиротворение и гармонию с природой. Это дает мне душевные и физические силы, спасает от стрессов. 

Огромный кусок янтаря изъяли польские таможенники на границе Калининградской областью

Интервью
Юрий Копылов: «Временщики стали могильщиками не только ФК «Балтика», но и детско-юношеского футбола»
Юрий Копылов в представлении не нуждается, но мы это сделаем исключительно для тех чиновников, которые сегодня рулят калининградским футболом.